16+   Геральдика.ру   ||   Форум по геральдике   ||   Общий гербовник   ||   Геральдические клипарты
ГЕРАЛЬДИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА
Поиск по библиотеке:
» БиблиотекаРазные брошюры, статьи и иллюстрированные альбомы (1830-1917) › Карта земли войска Донского, рисунки воинской и домашней одежды донских казаков и регалий, Всемилостивейше пожалованных Войску Донскому

 

Карта земли войска Донского, рисунки воинской и домашней одежды донских казаков и регалий, Всемилостивейше пожалованных Войску Донскому

Рисунки к: Статистическое описание Земли Войска Донского. Изд. 1830-х гг.

РЕГАЛИИ ВОЙСКА ДОНСКОГО, РОССИЙСКИМИ ГОСУДАРЯМИ ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ ПОЖАЛОВАННЫЕ

Переменив полудикое своеволие на усердное исполнение священной воли Царской, Донские казаки удостоились носить славное имя воинов России. Доблестные труды и подвиги их, совершаемые более двух веков на поприще службы Государственной, кроме отечественной истории, означены яркими чертами на регалиях, дарованных им Монархами. Эти символы ратного мужества Донцов и верности их к власти державной, заключаются в грамотах Императоров, знамёнах и клейнодах.

В самой юности своей, ратный дух казаков обращал уже к себе внимание и благоволения венценосцев: еще Иоанн Грозный, нередко чуждаясь их, налагая опалу, писал к ним и ласковое слово; Феодор Иоаннович похвалял дела их милостивыми грамотами — так было и при Шуйском; до междуцарствия один только Годунов подвергнул Донцов опале строгой в течение всей своей жизни на троне. Но когда Всемогущее Провидение, отогнав ужасную тьму крамольного безначалия от осиротелого трона Рюрикова, возвело на оный юного Михаила Фёдоровича Романова, то вместе с успокоенною, воскресшею Россией, и Донцы еще в первых годах сего царствования, осчастливились благосклонным воззрением венценосца дотоле небывалым: кроме милостивых грамот, жалованья, вещами и деньгами[1], посланный, от имени Государя, спрашивает казаков о здоровье[2], а ратные ряды их, как воинов отечества, осеняются уже Царским знаменем. Неизвестно за какие подвиги было пожаловано это первое знамя и какое имело изображение; но в 1014 году выставляется оно казаками, среди войскового круга, как разительный предмет чести и славы народной[3].

Отсюда можно положить начало регалиям войска Донского, столь многочисленным, великолепным, важным в последствии времени.

Под конец благодетельного для России Государствования своего, Царь Михаил Фёдорович, являл казакам милость новую, редкую: в 1644 году он пожаловал им другое, большое знамя красного цвета с лазоревыми каймами. На нём был изображён Государственный герб, написан Царский титул[4] и следующие слова: «повелением Великого Государя, Царя и Великого Князя Михаила Фёдоровича, всея России Самодержца, и при Его Государеве, сыне, при Благоверном Царевиче и Великом Князе Алексее Михайловиче, писано сие знамя на Дон, Донским атаману и казакам, лета 7152 года августа в 27 день». В современных актах невозможно найти точного указания, за какие собственно подвиги Донцы удостоились иметь величественного орла путеводителем в битвах; но он развевался уже над головами людей, показавших собою дивное, ратное мужество — при взятии (1637 г.) и защите (1642 г.) Азова — о котором сказания изумляют человечество. Вообще, в продолжение сего царствования, как и прежде, для славы России, меч Донцов не ржавел в бездействии: он беспрерывно, на суше и морях, наносил гибель неверным соседям, истощал силы Крыма и Порты, если не совершенно опасные тогда для России, то слишком неблагоприятные на пути ее к благоденствию и величию.

Царь Алексей Михайлович, в 1673 году, пожаловал войсковому атаману Корнилу Яковлеву и всему войску Донскому тафтяное знамя, на котором изображён был лев с палашом[5]. Не известен случай, в ознаменование которого Мудрым Царём пожалована войску столь важная награда; из современных актов усматривается только, что отправление на Дон сего знамя, предшествовало намерение Московского двора защитить союзную в то время с Россией Польшу, от крымцев и турок, отнявших у ней знатные области и наложивших дань постыдную. Следствием сего было: призвание в Москву (1673 г.) для совета знатного Донского старшины Фрола Минаева, с несколькими умными казаками; отправление на Дон ратных людей, под начальством Думного дворянина Хитрово; а затем совокупные военные действия их с казаками против Азова и на море.

Война России с Тавридой и Портою Оттоманскою еще длилась, когда, по смерти отца, вступил на престол Федор Алексеевич. Слава и польза отечества заняли душу Государя: он желал положить конец войне ударом решительным, и в 1678 году готовилась сильная рать Московская. Донцы, в продолжение пяти лет, почти без умолку, внося огонь и меч то во владении султана, то в области Тавриды, по слову Царскому, должны были вооружиться всеми силами и участвовать в этом ополчении. Еще до отбытия казаков в поход, Царь пожаловал войску Донскому, 1679 года января 30, большое знамя из лазоревой тафты с красными каймами, красиво расписанное золотом, серебром и красками, с древком и прибором. На нём был изображён крест о пяти ступенях, с тростью и копьём; с правой стороны оного изображено солнце с лучами, а с левой месяц. На кресте, на верху, подписано: Иисус Назарянин Царь Иудейский; в подножье креста, на первой и на второй ступенях сделана золотом надпись: Сие знамя Великий Государь пожаловал «атаману и всему Донскому войску, на победу врагов Божиих и противящихся Нам, лета 7187 января в 22 день». Война окончилась 1680 года миром на 20 лет, весьма выгодным для России[6].

Еще до единодержавия Петра Великого, книжное суемудрие, народные предрассудки и властолюбие, произвели волнение в церкви православной и порядке Государственном. Жаркие Фанатики-старообрядцы и буйные стрельцы разбрасывали тогда семя зла и в дух казаков: но Донцы скоро вразумились истиною и явили себя усердными со действователями власти державной, к укрощению врагов внутренних, нанося, между тем, пламя гибели врагам внешним. Усердие казаков Цари награждали похвальными грамотами. Так застал их 1696 год, знаменитый в летописях Дона: в это время сыны его, на водах моря Азовского, в первый раз предводимые лично героем, величайшим из Монархов, в лёгких судах, разбили тяжелый флот Оттоманов и обратили его в бегство постыдное. Отличный подвиг сей Пётр Великий ознаменовал личною похвалою, и в награду пожаловал казакам всю денежную и прочую добычу, кроме военных припасов[7].

Отсюда, хроника Царских похвал, наград, милостей, войском Донским заслуженных, становится важнее, достопамятнее; отсюда история гражданской и военной жизни Донцов получает новый вид: казаки начинают действовать в слиянии с войсками отечества.

Донцы, морской битвою укрепив о себе доброе мнение Государя, увидели благотворное влияние его и на внутреннее устройство свое. В 1704 году пожаловал он войску Донскому грамоту с милостивым словом и при оной, за верную службу, войсковую серебряную печать, с надписью: «печать войска Донскаго»[8], также большую деревянную насеку (трость), оправленную по обеим концам серебром, с надписью: «Насека войска Донского»[9]. Эти предметы составляют начало теперешних регалий, украшающих войско Донское.

Между тем, как отечество наше начало (1700 г.) великую брань внешнюю, враги внутренние, порожденные невежеством и суеверием, не уставали. В Астрахани (1705 г.) закипел ужасный бунт: город превратился в стан разбойничий; кровь христианская, невинная, обагрила железо и руки буйных стрельцов и пустосвятов. Пламя смятений разнеслось до Царицына; Донцы, проникнутые чувством усердия к царю-просветителю, быстро двинулись туда, отвергли безумцев и одним ударом сокрушили их. Монарх Великий сей подвиг казаков назвал разумным, произведённым с доброго и усердно-радетельного совета, послал в награду 20 т. руб., одарил соболями и еще деньгами на 1805 рублей. В незабвенную же память позднейшего потомства их, пожаловал всему войску Донскому, 1706 года Февраля 21 дня, милостивую грамоту и при ней, подобно как Стефан Баторий малороссийским гетманам[10], честные, знатные, войсковые клейноды, как-то: войсковым атаманам, в знак их управления, серебряный, вызолоченный и украшенный богато каменьями пернач, бунчук с серебряными и вызолоченными яблоком, доскою и трубкою; большое войсковое знамя из голубой камки, расписанное золотом и серебром. Посредине его изображён животворящий крест с губою и копьём, а вокруг креста, по всему полю, знамя, двенадцать звёзд больших и четыре малых; по краям, на одной стороне, написан царский титул, а на другой, следующее: «нашего войска Донского атаманам и казакам за многие их и верные службы, а особливо, которые учинили в 1705 году во время Астраханского возмущения, в вечную и не смертельную память».

Сверх сего, еще шесть знамён камчатных, расписанных серебром и золотом, станичных.

Сия милостивая, важная для славы войска Донского, грамота, начертана на пергаменте, украшена гербами, укреплена собственною рукою государя и государственною печатью, в большом серебряном вызолоченном ковчеге[11]. Великодушный монарх, упоминая в ней о подвигах Донцов, произведенных на пользу отечества во время царствований: Алексея Михайловича, Феодора и Иоанна Алексеевичей, свидетельствует благоволение свое к войску сими словами: «И того ради Мы, Пресветлейший и Державнейший, Великий Государь, Царь и Великий Князь Пётр Алексеевич, всея Великая и Малая и Белая России Самодержец и проч., Наше Царское Величество сию Нашу Великого Государя милостивую, жалованную грамоту, им Донским атаманам и казакам и всему войску Донскому, дать повелели, усмотрев их вышеописанные, многие верные и усердно-радетельные службы в неугасимую их славу, и дабы им, и детям, и сродникам, и потомкам их, видя такую неизреченную к себе Нашу, Царского Величества, милость и жалованье, Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству и сыну Нашему Царского Высочества благоверному Государю Царевичу и Великому Князю Алексею Петровичу вся Великая и Малая и Белая России и наследникам Нашим служить, также всегда верно и радетельно; за что к ним атаманам и казакам, и к детям, и к сродникам, и к потомкам их, за верные и предбудущие службы Наша, Царского Величества, милость будет всегда с приращением».

В начале XVIII столетия возникла великая брань Россиян со Шведами: Карл XII искал славы, Пётр I желал возвратить России древнее достояние ее — земли у Финского залива и положить владычество на водах Балтийских. Борьба сия продолжалась двадцать лет и окончилась (в 1721 г.) со славою для нашего отечества, возвеличившею его в системе европейских государств.

Быв непременною, крепкою стражею России от набегов крымцев и кубанцев, Донцы между тем участвовали и в Шведской войне; служба их была угодна Государю, и Петр Великий, в 1722 году, пожаловал войску Донскому большое, белое камчатное знамя, великолепно расписанное красками, золотом и серебром. Посредине оного изображён в большом вид черный двуглавый коронованный орёл, составляющий Государственный герб; орёл окружается с боков шестью следующими гербами царств и княжений: Московским, Киевским, Владимирским, Новгородским, Казанским и Астраханским. Все это украшено развитыми, по обе стороны орла, масличными и пальмовыми ветвями, рисованными серебром и золотом. По краям знамени, с одной стороны, написан полный титул Императора, а на другой, следующее: «верным подданным, войску Донскому, за оказанную их во время войны со Шведами службу и для учинённого с короною Шведскою вечного мира».

Кроме сего, Петром Великим, за разные службы казаков, пожаловано еще войску Донскому, в 1711, 1712, 1716 и 1720 годах, больших камчатных знамён и бунчуков 31 лазоревого и красного цветов, расписанных золотом и серебром, и с изображениями на всех разных святых; да сверх того два белые камчатные значка, ст. Государственными гербами[12]. В войске нет сведений, за какие собственно подвиги были пожалованы сии знамена; из смысла же современных актов можно заключать, что они составляют род второстепенной Высочайшей награды.

Победоносное оружие Петра Великого от севера быстро перенеслось на юг: в 1722 году Дербент пал пред Его знаменами, а в 1723 году Персидский шах Тамасп, стеснённый внутренними смятениями, нашёл помощь у России, уступив за то, по договору, кроме завоёванных, еще несколько областей. Обладание сею страною продолжалось и в царствование Императрицы Анны Иоанновны; но в 1732 году заключён Ею с шахом вечный мир, по которому Персии добровольно отданы назад все те земли, а Русские приобрели право на беспошлинную торговлю в областях шаха.

За усердные действия казаков в войне и делах с Персией, Императрица Анна Иоанновна пожаловала войску Донскому в 1733 году два больших белых камчатных знамени, расписанных красками, золотом и серебром: одно имеет во всем точно такое же изображение, как и знамя Петра І-го (1722 г.), только с следующею надписью: «верным подданным войску Донскому, за оказанную их службу, во время войны с Персами». А другое, хотя имеет подобное же изображение как и сие знамя, но только по четырем углам его (с обеих сторон) написаны серебром кресты в щитах с голубым полем, а около них следующая молитва: «Крестом твоим Христе хвалимся и святое Воскресение Твое поем и славим: Ты-бо еси Бог наш, в Троице славимый». Кроме сего, в нижних концах знамени (с обеих сторон) находятся еще по две серебряные звезды. Знамя имеет надпись: «Верным подданным войску Донскому, за оказанную их службу для учинённого с Его Шаховым Величеством Персидским вечного мира».

Шведская война, начавшаяся во время Правительницы Анны 1741 года, окончилась при Императрице Елизавете блистательными победами Россиян, одержанными над шведами в Финляндии, следствием которых был Абосский мир 1743 года.

Казаки и в эту войну со шведами дрались по-отцовски. В награду их мужества, Императрица Елизавета Петровна пожаловала войску Донскому в 1744 году большое белое камчатное знамя, точно с таким же изображением, какое имеет второе знамя Императрицы Анны; надпись на оном следующая: «Нашим верным подданным войску Донскому, за оказанную их во время войны со шведами службу и для учинённого с короною Шведскою вечного мира».

Кровопролитная Прусская война, известная в истории под именем семилетней, окончилась в 1763 году. Труды и подвиги, оказанные в оной Донцами, обратили высокое внимание Императрицы Екатерины II-й: войску Донскому, при грамоте 1764 года июля 9 дня, пожаловано Ею большое белое камчатное знамя, расписанное красками, золотом и серебром, украшенное золотыми шнурами, кистями и вызолоченным копьём на древке. На нём в средине изображён Государственный герб с Высочайшим Императрицы Екатерины титулом; по сторонам орла, над крыльями, в кругах, золотые кресты, с надписанием около их молитвы: «Крестом Твоим Христе хвалимся и святое Твое Воскресение поем и славим: Ты-бо еси Бог наш в Троице святой славимый». Вокруг знамени, по краям, написано: «Дано сие знамя Ея Императорского Величества верным подданным войску Донскому, за оказанную им в минувшую Прусскую войну службу, лета от Рождества Христова 1764, а государствования Ея Императорского Величества, Всемилостивейшей Государыни второй Императрицы Екатерины Алексеевны, Самодержицы Всероссийской, 2-е.

В Турецкую войну, когда пожар Чесменский и битва Кагульская озарили бессмертною славою российское оружие, и имя Донцов облеклось новою ратоборною честью, достойною быть вечным заветом для их потомства[13].

Императрица Екатерина II, за доблестные деяния казаков в сию турецкую войну, пожаловала войску Донскому, 1775 года июня 28 дня, похвальную грамоту, писанную на пергаменте, украшенную гербами, арматурою, богатым и великолепным глазетовым переплётом, укрепленную собственною Ея рукою и государственною печатью, в вызолоченном ковчеге.

Сия достопамятнейшая и священная для Донцов грамота заключает в себе, между прочим, следующие слова Великой монархини:

«Приняв во Всемилостивейшее уважение засвидетельствованные пред Нами, от всех предводительствовавших Нашими заграничными армиями и корпусами, храбрые и неутомленные подвиги, каковыми Наше вернолюбезное и знаменитое Донское войско во время минувшей с Портою Оттоманскою войны и при устроении бывших в Польше замешательств, во всех случаях и везде, где польза службы требовала к прославлению победоносного Нашего оружия, украшалось так, что врожденное оного войска военное искусство и не утомлённость во всегдашней передовой страже не токмо не позволяли неприятелям нигде во вред войск Наших скрыть своего движения, но превозмогали и совершенно уничтожали всегда всякое оного покушение; чем и споспешествовали славным оружия Нашего успехам.

И толь знаменитыми победами, как похвальною к нам и отечеству службою, обратили к себе правосудное Наше внимание и высокомонаршую милость, которую и восхотели Мы ознаменить силою сия Императорские грамоты, ко всенародному сведению на память будущих времён, что отличные сего храброго и полезного Нам и отечеству нашему Донского войска оказанные в войне заслуги, не токмо приемлем Мы достойными Монаршего Нашего отменного благоволения и милости, но и сохраним оные всегда в правосудном Нашем признании и памяти»…

Но к вящей знаменитости и увековечению сих подвигов в поколении Донцов, милосердая Монархиня, кроме грамоты, пожаловала еще войску Донскому знамя бунчук; войсковым атаманам, в знак управления: булаву и насеку[14].

Знамя белое, большое, богато и великолепно вышитое разноцветными шелками, серебром и золотом, с одной стороны имеет Государственный герб, а с другой в масличных и пальмовых ветвях вензель Императрицы Екатерины II-й, украшенный короною и лучами, расположенными полукругом. Вокруг вензеля следующая надпись: «Нашему вернолюбезному войску Донскому, за храбрые и мужественные подвиги, во время минувшей войны с турками. Дано в 10 день июля 1775 года». Кроме сего, знамя с обеих сторон украшено бордюром, из перевитых ветвей пальмовых и масличных, на древке вызолоченным копьём, шнурами и кистями.

Бунчук подобен тому, какой пожалован Петром I, с надписью: «войска Донского войсковому атаману Алексею Иловайскому пожаловано в 1776 году, во время командования как оным, так и всеми иррегулярными войсками генерал-аншефа князя Потемкина». Булава и насека вызолоченные; насека имеет головку из двух гранёных, сжатых один на другом, шаров, сверху которых находится на-крест поставленный черный двуглавый орел. Надпись на них такая же, как и на бунчуке.

В благодетельный и славный век Императрицы Екатерины II, Россия и другую войну с турками (1787-1792 г.) совершила победами: Очаков и Измаил пали пред Ея оружием. Шведы также узнали вновь мощную силу груди Русской (1788 —1790 г.).

За ревностные труды и храбрость казаков, оказанные в сии войны, Императрица пожаловала Донскому войску, в 1795 г. два больших белых знамени, с изображением на обоих Государственных гербов и других предметов, точно в таком виде, как на знамени Петра I-го (1722 г.). Каждое из обоих знамён имеет следующую надпись: «Повелением дано сие знамя Ея Императорского Величества верным подданным войску Донскому, за оказанную их службу, оконченных шведской и турецкой кампаний, храбрые и усердные поступки, на вечную и в потомственные роды войска Донского славу. Лета от Рождества Христова 1795, царствования Ея Величества 33».

Из кровавых волн, в которые Франция погрузила себя в исходе XVIII столетия, возникли полководцы, сделавшие запад Европы театром войн и уничтожения: Италия была самою плачевною жертвою лютых движений сего честолюбия и нашла защитника в Российском Императоре Павле I, а отмстителя в грозном Суворове. Славные победы россиян при Требии и Нови в 1799 году возвратили Италии изгнанную свободу ее.

В сей блистательной кампании, вместе со штыками и копьями Донцов, низлагали завоевателей. Император Павел I, в 1800 году Февраля 15 дня, Всемилостивейше пожаловал войску Донскому знамя с грамотою, свидетельствующею доблестные подвиги казаков, в следующих словах: «Верность ваша и усердие, к Нам оказанное во многих случаях, особенно же заслуги в войне против Французов, в продолжение итальянской кампании 1799 года, где мужеством и неустрашимою своею храбростью поражали везде неприятеля, за что в знак Нашей признательности за ваши подвиги жалуем вам знамя, на коем изображено заслужившее вам сие отличие».

Знамя белое, большое, богато вышитое серебром и золотом. На нём, посредине, с одной стороны находится в золотом щите, обвитом пальмовыми ветвями, Государственный герб, украшенный орденским крестом Св. Иоанна Иерусалимского; все это сверху обвивается дугообразно Мальтийскою орденскою лентою, по которой вышиты слова: «Верноподданному войску Донскому, за оказанные заслуги в продолжение кампании противу Французов 1799 года». В углах знамени расположены четыре вензеля Императора Павла I, окруженные пальмовыми ветвями и украшенные каждый двумя коронами; Императорскою, Российскою и Мальтийского ордена. С другой стороны точно такая же надпись и изображения, только вместо герба в серебряном щите находится большой крест в лучах.

Государь император Александр I, обращая Высочайшее внимание свое на благоустройство войска Донского, в 1803 году октября 3 дня, Всемилостивейше пожаловал герб городу Черкасску.

В гербе сем помещены следующие изображения: щит, разделённый крестообразно на четыре части, имеет золотую вершину, в которой виден до половины вылетающий черный двуглавый коронованный орёл, под сим орлом крестообразно означены: в красном поле золотой пернач, насека и бобылев хвост, а внизу, в голубом поле, булава, бунчук и насека; в боковых же частях, в серебряном поле, на правой стороне, крестообразно положены четыре знамени, два белых, голубое и красное, с изображением на них черных орлов и на средине связаны лавровым венком, а на левой стороне, над рекою, находится красная крепость.

Наполеон, сокрушив самобытность многих тронов Европы, стремился еще увеличить кровавые страницы в дееписаниях современных и довершить свое преобладание в Германии; но в Российском императоре Александре I встретил он вновь непоколебимого защитника правь народных и на полях Прейсиш-Эйлавских должен был изведать силу и мужество груди русской. Наконец, сия благородная кровавая пря Россиян, после Фридландской битвы, окончилась Тильзитским миром 1808 года.

Мужество и усердие, оказанные Донцами в походах и битвах сей кампании, удостоились высокого внимания Государя Императора Александра I, в ознаменование коего Всемилостивейше пожалована, 1811 года августа 30 дня, войску Донскому похвальная грамота и при оной знамя. Слова сей грамоты, между прочим, заключаются в следующем:

«Желая ознаменовать Всемилостивейшее внимание Наше к отличным заслугам вернолюбезнаго Нам войска Донского передаем Мы силою сея Императорские грамоты во всенародное известие и на память будущих времён знаменитые его подвиги.

Войско Донское, с давних лет всей Европе известное неустрашимостью своею, неутомимым мужеством и неизменною любовью к отечеству, превзошло древнюю славу предков своих в походах и битвах, 1805 и 1807 годов, против Французов, под предводительством храброго атамана своего генерала Платова и других отличных своих начальников.

Армия российская, отовсюду ограждаемая движениями и деятельностью Донского войска, на полях победы безопасно после трудов своих покоилась, и неприятель был оным тревожим и поражаем.

Врожденная бдительность Донских воинов, на поле брани воспитанных, исчисляла все движения, наблюдала предприятия, предупреждала сокровеннейшие намерения неприятеля и недремлющим оком главнокомандующему служила.

В справедливом уважении к сим отличным подвигам знаменитого Донского войска и в знак Монаршего попечения Нашего о его славе, жалуем Мы ему, от лица благодарного отечества, знамя с изображением отличных его деяний: да некогда сыны сынов вернолюбезнаго Нам войска Донского, преднося пред рядами своими сию святую хоругвь славы и отечества, воспомнят деяния отцов своих и последуют их примеру».

Грамота сия прислана на пергаменте, украшена гербами, арматурой, изящно нарисованными, и богатым бархатным переплётом, укреплена собственною рукою Государя Императора и государственною печатью в ковчеге вызолоченном.

Знамя белое, большое, великолепно вышитое золотом и серебром: на нём посредине, с одной стороны, вышит в золотом щите, обвитом пальмовыми и масличными ветвями, государственный герб, окружаемый сверху дугообразно орденскою Георгиевскою лентою, по которой надпись: «Вернолюбезному войску Донскому, за оказанные заслуги в продолжение кампании против Французов 1807 года». С другой стороны знамени, против герба, в серебряном щите изображён большой крест в лучах. С обоих сторон знамени, в четырёх углах, находится в пальмовых и масличных ветвях вензель Государя Императора, украшенный короною.

Настал 1812 год: гордые легионы Наполеоновы, увлёкшие за собою почти всю Европу, нахлынули на Россию, но здесь всемогущею десницею Предвечного и мечем Благословенного повержены в ничтожество. В эту годину тяжкого испытания и в эпоху всемирной славы России, Донские воины показали себя достойными ее сынами: по гласу Отца- Государя, и поздние старцы, и ранние юноши взяли копья и притекли с Дону под стяг отечества, карать завоевателей[15].

Великодушный восстановитель спокойствия Европы — император Александр еще среди победоносных дел своих, ознаменовал Высочайшее благоволение свое к Донцам похвальным манифестом, изданным во всенародное известие в Дрездене, 1813 года апреля 13 дня; но 1817 года ноября 19 дня, за доблестные подвиги их в продолжении всей отечественной войны, Всемилостивейше пожаловал войску Донскому грамоту и при оной знамя. Священные слова сей грамоты заключаются, между прочим, в следующем:

«Донское Наше воинство в минувшую с Французами войну, усердием, подвижностью и храбрыми действиями своими оказало важные отечеству услуги. Поголовное ополчение и прибытие оного в знатных силах к Нашей армии было только поспешное и скорое, какое тогда токмо бывает, когда совершенная к исполнению долга своего ревность всех и каждого одушевляет и движет. Мужественная и неутомимая бдительность войскового атамана графа Платова, також и подвизавшихся с ним всех войска сего храбрых генералов, офицеров и всех вообще Донских урядников и казаков, много способствовали к преодолению великих сель неприятельских и к одержанию над ними полных и знаменитых побед. Они непрестанными на него нападениями и частыми с ним битвами везде возбраняли ему способы к продовольствию, и чрез то привели всю многочисленную конницу его в совершенное изнурение и ничтожество. Когда потом, после многих бедственных для него сражении, был он победоносным Нашим воинством поражён, обращён в бегство и преследован, тогда на пути в новых с ним жарких сражениях отбито у него бывшими под предводительством нашего храброго атамана графа Платова Донскими казаками знатное число артиллерии со многими взятыми в плен генералами их, офицерами и солдатами. Сверх сего, неприятель, беспрестанно ими обеспокоиваемый, принуждён был многие орудия свои, со всеми к ним принадлежностями, затоплять в болотах и реках; или, не успевши того сделать, оставлять нам в добычу, так что в продолжение бегства своего за пределы Российские претерпел всеконечное и совершенное истребление.

Толь знаменитые заслуги и подвиги Донского войска Нашего, коими ознаменовало оно себя под начальством Нам верностью преданного войскового атамана графа Платова, в кампанию 1812 года, и боле в продолжении войны во многих битвах с издания манифеста 13 апреля 1813 года до заключения мирного трактата в Париже, налагают на Нас долг пред целым светом засвидетельствовать и повторить изъявленные в упомянутом манифесте справедливому Нашу к нему признательность и благоволение. Да сохранится сие свидетельство в честь и славу его в памяти потомков.

В справедливом уважении к сим отличным подвигам знаменитого Донского войска и в знак Монаршего попечения Нашего о его славе, жалуем Мы ему, от лица благодарного отечества, знамя, отличные деяния войска в незабвенную для России войну изображающее».

Сия торжественная грамота писана на пергаменте, украшена искусно нарисованными гербами и арматурой, богатым бархатным переплётом, укреплена собственною рукою Государя Императора и государственною печатью, в ковчеге вызолоченном.

Знамя белое, штофное, большое, великолепно вышитое золотом и серебром: посредине его, с одной стороны, изображён в золотом щите, обвитом пальмовыми и масличными ветвями, Государственный герб, окружаемый сверху дугообразно орденскою Георгиевскою лентою, по которой надпись: « верноподданному войску Донскому, в ознаменование подвигов, оказанных в последнюю французскую войну, в 1812, 1813 и 1814 годах». В четырёх углах знамени находится в пальмовых и масличных ветвях вензель Государя Императора, украшенный короною. На другой стороне точно такие же изображения и надпись, только в щите, вместо герба Государственного, вышит большой крест в лучах.

Кроме сего, Государем Императором Александром I Всемилостивейше пожалованы в особенности некоторым полкам войска Донского, отличившимся храбростью и мужеством, знамена с похвальными надписями, а именно: во время кампании с Французами 1805 года полкам: Сысоеву и Ханженкову — большие белые знамена с изображением Государственных гербов.

Во время Отечественной с Французами войны 1812 г., полкам: лейб-гвардии казачьему — Георгиевские штандарты с изображением гербов Государственных, богато вышитые серебром. Атаманскому, ныне казачьему Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полку, голубое знамя с изображением Христа Спасителя, и большой белый Георгиевский бунчук, с изображением св. великомученика и Победоносца Георгия. Дячкину — большое знамя, зелёного цвета, с изображением Государственного герба. Жирову, Власову 3, Иловайскому 17, Грекову 18, Мельникову 4, и Мельникову 5 — небольшие белые знамена, тоже с изображением Государственных гербов.

Все изъяснённые знамена, кроме штандартов, расписаны красками, золотом и серебром, украшены богатою бахромой, кистями и вызолоченными копьями на древках.

Неисповедимое Провидение определило испытать Россию глубокою скорбью, 1825 года ноября 19, положив предел благословенной земной жизни в Бозе почившего Государя Императора Александра Первого, в городе Таганроге. По высокой воле Отца Государя телохранителями священной особы Его, во время пребывания в сем городе, до последней минуты Его жизни, удостоились быть Донские воины.

В воспоминание сего события и в награду непоколебимой верности, ныне благополучно царствующий Государь Император Николай I Всемилостивейше соизволил пожаловать войску Донскому ту самую саблю, которую носил Государь Император Александр I. По сему незабвенному случаю, войско удостоилось получить Высочайшую грамоту, марта 19 дня 1826 года; священные слова оной заключаются в нижеследующем:

«Знаменитые подвиги храброго войска Донского всегда обращали на него благоволение и милости Государей, предков Наших. В Бозе почивающий Государь Император Александр I, являя всегда знаки особенного к сему войску внимания и в последние дни драгоценной своей жизни занимался еще с удовольствием посреди его благоустройством и счастьем. Судьбам Вышнего благоугодно было определить, чтоб в последнее пребывание Его Величества в Таганроге телохранителями священной Его особы до последней минуты Его жизни были верные и усердные сыны Его из среды сего войска.

В воспоминание сего события, в награду непоколебимой верности и в ознаменование собственной Нашей признательности и благоволения к сему храброму войску, признали Мы за благо пожаловать оному ту самую саблю, которую носил Государь Император Александр I. Да приложится меч сей к регалиям Донского войска, да будет он во все грядущие времена знамением подвигов и заслуг сего войска и залогом непрерывного к нему Монаршего благоволения».

Священный меч сей имеет вызолоченный эфес и стальные ножны. При нём находится из золотого галуна портупея. Хранится в богатом бархатном Футляре.

1827 года октября 2 дня, войско Донское удостоено нового Высоко монаршего благоволения Государя Императора, изъявленного Всемилостивейшим назначением Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича Великого Князя Александра Николаевича Атаманом всех казачьих войск и шефом Донского Атаманского полка. По сему случаю последовал Высочайший рескрипт, на имя наказного атамана войска Донского, следующего содержания:

«Назначив приказом сего числа отданным, любезного сына Моего, Наследника Великого Князя Александра Николаевича Атаманом всех казачьих войск, повелеваю вам объявить о сем по вверенному храброму войску Донскому, уверен будучи, что оное найдёт в сем назначении новое доказательство моей признательности и благоволения к нему, за его знаменитые услуги отечеству и верность к Престолу, в коих я темь более удостоверен, что оно уже и при начале царствования Моего явило столь блистательные опыты своего усердия и храбрости в настоящую войну с персиянами. При сем повелеваю вам считать Его Императорское Высочество, Наследника Великого Князя Александра Николаевича Шефом Донского Атаманского полка, которому и именоваться казачьим Его Императорского Высочества Наследника полком».

Подвиги войска Донского, оказанные во время войны с персиянами (1826, 1827 и 1828 годов) и турками (1828 и 1829 годов), когда победоносное оружие русское низложило Эривань, блистало пред Араратом и перенеслось за Балканы, обратили на себя Высокомонаршее благоволение Государя Императора, ознаменованное Всемилостивейшим пожалованием войску Донскому похвальной грамоты Февраля 23 дня 1832 года и при оной знамени.

Слова сей священной для Донцов грамоты заключаются, между прочим, в следующем:

«В ознаменование Всемилостивейшего внимания Нашего к отличным заслугам вернолюбезнаго Нам войска Донского и на память будущих времён, силою сей Императорской грамоты, передаём Мы знаменитые его подвиги во всенародное сведение.

Донское Наше воинство, всегда известное своею неустрашимостью, неутомимым мужеством, примерною преданностью к Престолу и неизменною любовью к отечеству, в минувшую против персиян и турок войну, под предводительством храбрых своих атаманов и отличных генералов, пожало новые лавры, и покрыло себя бессмертною славою в походах и битвах»... За сим следует наименование всех мест, где происходили битвы, в которых участвовали Донцы и числа, когда оные были. Далее:

«В справедливом уважении к сим отличным подвигам знаменитого Донского войска и в знак Монаршего попечения Нашего о его славе, жалуем Мы ему от лица благодарного отечества знамя, отличные деяния войска в сию войну изображающее.

Да некогда сыны сынов вернолюбезнаго Нам войска Донского, преднося пред рядами своими сию святую хоругвь славы, воспомнят деяния отцов своих и последуют их примеру.

В довершение Всемилостивейшего благоволения Нашего к Донскому войску, Мы подтверждаем все права и преимущества, в Бозе почивающими высокими предками Нашими ему дарованные, утверждая Императорским словом Нашим ненарушимость настоящего образа его служения, толикою славою покрытого, неприкосновенность всей окружности его владений, со всеми выгодами и угодьями, грамотами в Бозе почивающих любезнейшей бабки Нашей Государыни Императрицы Екатерины Великой 27 мая 1793 года и любезнейшего брата Нашего Императора Александра I 1811 года августа 6 и 1816 года ноября 19 учреждённые, и толиками трудами, заслугами и кровью отцов его приобретённые.

Мы надеемся, что таковая признательность Наша вернолюбезному войску Донскому, вновь ныне изъявляемая, обратится ему в священную обязанность стремиться с ревностью к новым подвигам, по первому воззванию отечества. Пребывая ко всему Донскому войску и к каждому чину и чиновнику оного в особенности Императорскою Нашею милостью благосклонны и проч.»...

Сия грамота писана на пергаменте, украшена великолепно искусно нарисованными гербами и арматурой, богатым бархатным переплётом, укреплена собственною рукою Его Величества Государя Императора и государственною печатью, в ковчеге вызолоченном.

Знамя белое штофное, большое, великолепно вышитое золотом и серебром. По средине его, с одной стороны, изображён в золотом щите, обвитом пальмовыми и масличными ветвями, Государственный герб, окружаемый с верху дугообразно орденскою Георгиевскою лентою, по которой надпись: «верноподданному войску Донскому за оказанные

заслуги в продолжении кампаний: против персиян в 1826 1827 и 1828 и против турок в 1828 и 1829 годах». В четырёх углах знамени находится в пальмовых и масличных ветвях вензель Государя Императора, украшенный короною. На другой стороне точно такие же изображения и надпись, только в щите, вместо герба Государственного, вышит большой крест с лучами.

Кроме сего, некоторым Донским полкам, за отличие, оказанное в упомянутых кампаниях персидской и турецкой, Государь Император Всемилостивейше пожаловал в особенности знамена, с надписями: за отличие, а именно: в турецкую войну, полкам: Бегидова, Платова 2, Золотарева 4, Быковскаго, Ильина, Борисова 1, Чернушкина 2, и Бакланова; в персидскую и турецкую войны, полкам: Леонова, Сергеева, Карпова и Басова; полку же Шамшева с надписью: «за оборону крепости Баязета, 20 и 21 чисел июня 1820 года».

Все сии знамена большой величины; изображения на них и надписи расписаны красками, золотом и серебром, и представляют по средине в щитах Государственный герб, а по четырём углам вензель Государя Императора, украшенный короною.

В заключение о регалиях должно сказать, что в войске Донском, в течение каждого года, совершаемы бывают воинские торжественные празднества, имеющие названия войскового круга, куда вносятся все без исключения знаки Высочайших наград, составляющие регалии; сущность и вид сего празднества основывается на древнем народном обычае Донцов. Оно бывает каждый год четыре раза: первое — января 1 числа (в старину казаки избирали в этот день войсковых атаманов, есаулов и прочих лиц начальственных); второе — 9 мая, на день Св. Николая чудотворца, в воспоминание получения войском сего числа, Всемилостивейше пожалованной ныне благополучно царствующим Государем Императором Николаем Павловичем сабли в Бозе почивающего Государя Императора Александра I; третье — 30 августа, на день тезоименитства блаженной памяти Государя Императора Александра I, а ныне Его Императорского Высочества Наследника Престола, Цесаревича Великого Князя Александра Николаевича, Атамана всех казачьих войск; четвертое 2 октября, в воспоминание Высочайшей милости, изъявленной Государем Императором войску Донскому, назначением Его Императорского Высочества, Наследника Цесаревича Великого Князя Александра Николаевича Атаманом всех казачьих войск и шефом Донского Атаманского полка.

Порядок празднества сего, в простом действии своём, исполнен почтенной важности и отличается особенным великолепием: все Высочайшие грамоты, знамена, бунчуки, пернач, булава, насеки и проч., в стройном парадном шествии несутся посреди войск от дома войсковой канцелярии до соборной церкви (1 января и 9 мая), или до церкви св. Благоверного князя Александра Невского (30 августа и 2 октября), в сопровождении наказного атамана, других начальственных лиц, генералов, штаб и обер-офицеров и многочисленного народа. По окончании в храме Божественной литургии, пред входом его, под открытым небом, составляется большой круг из 60 знамён и нескольких бунчуков; здесь бывает читаема одна какая-либо из похвальных Высочайших грамот, и затем совершается благодарственный молебен, сопровождаемый провозглашением многолетия Государю Императору, и всему Августейшему Дому, с пушечною пальбою. По окончании сего, тем же порядком возвращаются обратно в войсковую канцелярию, как в хранилище регалий.

Зрелище — восхитительное и торжественное для сердца воина, почтенное для души гражданина. Здесь юные и поседевшие Донцы с глубоким, благоговейным вниманием выслушивают священные глаголы Императоров, воскрешающие храбрые деяния их праотцов; здесь дух их исполняется заветами любви к отечеству и к славе ратоборной; тут вместе с кадильным фимиамом возносятся к Царю Царей усердные молитвы их, о благоденствии и здравии Государя Императора и всего Августейшего Дома, как высоких творцов настоящей славы и благоденствия войска Донского.

Примечания.

[1] Со вступления на Престол Михаила Фёдоровича, Донцы начинают постоянно получать ежегодное жалованье от Царей Российских, что будет подробнее описано в следующей главе о привилегиях.

[2] См. дела турецкие в столбцах. Распросные речи дворянина Ивана Опухтина 1614 года.

«Приехал де он (Опухтин) на Дон к атаманам и к казакам с Государевым жалованьем… и он де Иван, по Государеву наказу, спросил их от Государя о здоровье … а они слышачи к себе Его Царского Величества не изречённую милость, чего от прежних Государей им не бывало, о его многолетнем здоровье Бога молят»…

[3] См. там же.

«И вынесли де Государево знамя… и учинили около знамени круг, а под знаменем де лежит человек осуждён на смерть; а слышал он, Иван, что два их казака пьяни промолылись, что атаманы и казаки за-посмех вертятся, а от Ивашки им Заруцкаго неизбыти, быть под ею рукою; и одного де наперёд повесили, а другого было убити, который под знаменем лежит, при Иване. И многие де казаки ему, Ивану, били челом, чтобы-де Иван, того молодца, для Царского Величества имени у них отпросил; а он-де виноват без хитрости, неумышленьем сопьяна». Донцы по убедительной просьбе двор. Опухтина, «того-де казака не казнили».

[4] См. дела Донские вновь разобранных столбцов.

Память ответная из Казённого Приказа в Посольский от 6 августа 1746 года и при оном справка из Оружейного приказа.

«На знамени написано: в средине орёл большой, а в орле клеймо, в клейме Царь на коне колет змею; подпись у того знамени Государева, титла»…

[5] См. выписку о пожаловании Донских атаманов и все войско Донское за службы с 1642 по 1679 год, извлеченную из актов Московского Государственной коллегии иностранных дел архива.

[6] См. выписку из Донских столбцов вновь разобранных, с 1680—1688 год.

Доклад Царям Иоанну и Петру Алексеевичам, по челобитью войскового атамана Фрола Минаева о новом таковом же знамени, января 15 дня 1687 года.

[7] Сии четыре знамя ныне в регалиях войска Донского не находятся. Нет сведений, когда и каким образом войско лишилось сох важных предметов, но вероятно, что они уничтожены пожарами, бывшими 1687 и 1744 годах, которые превращали город в кучи пепла и развалин, и когда подвергались истреблению все войсковые хранилища.

[8] У турок снято 50 т. червонных, сукна на 4000 человек и множество других вещей, кроме 70 медных пушек, 300 бомб, 4 т. Гранат, 80 бочек пороху, большого количества свинцу, сабель и другого оружия, везённого в Азов.

[9] Грамота Государя Петра I-го к войску Донскому, 1701 года сентября 21 дня.

Относительно изображения на печати и вида насеки, найдена в современных актах выписка, или справка, следующего содержания: «Присланным 1701 г. августа 2 из Нарвы в Посольской приказ Государевым указом, за рукою боярина Феодора Алексеевича Головина, предписано сделать печать Донскую серебряную, величиною такову, как при том письме вложен образец, и вырезать подпись, как на нём подписано; а в средине вырезать во всем так, как у них водится на печати: мужика, сидящего на бочке, держа в одной руке кальян и в сабле припоясана, только прибавить и вырезать в другой руке фузею; и взять для того из Оружейной Палаты мастера Левкина, который те печати резал.

Да сделать насеку из простого дерева толстую, длиною в пол-третья аршина, и выписать краскою, на ореховый цвет, Ивану Петрову, и чтоб положил он больше гораздо олифы, чтоб та краска не стиралась, и оправить с обоих концов серебром, положа на то 10 ефимков, и внизу конца прикрепить железным тупым, и на той насеке, на верху, на оправе, вырезать так: насека войска Донского 1701 года. Учиня посему, отписать в поход немедленно».

[10] См. историю Малой России, часть 1, стр. 139. Соч. Бантыша Каменского.

[11] Приписка к упомянутой грамоте, хранящейся в Московском государствен, коллегии иностранных дел архиве.

«Такова грамота писана на пергаменте. Божьею, с заставцы и с фигуры с большими и со всеми гербами, и запечатана Государственною печатью под кустодею золоченою, в ковчеге большом серебряном, и покрыта золотоглавом, … и положена та грамота в ящик нарочно устроенном, жестяном, доброго немецкого мастерства, который сделан на вид якобы серебряный.

Примечание. Грамота сия, равно и клейноды, в пожаре Черкесска 1744 года сгорели. Но в 1746 году, но просьбе казаков, возобновлены Императрицею Елизаветою Петровною вместе со всеми знаменами, пожалованными от 1706 г. до 1744 года.

[12] Все сии знамена, за ветхостью, по Высочайшему повелению возобновлены в 1803 году и украшены серебряными шнурами и кистями, а на древках вызолоченными копьями, с вензелем Императора Александра I-го.

[13] Командовавший армией, генерал-фельдмаршал граф Румянцев-Задунайский, в похвальном ордере к войску Донскому, от 4 июня 1775 года, о храбрых подвигах казаков, между прочим написал: … «Подвиги их (казаков) против неприятеля отлично поспешествовали все славные успехи российского оружия. Они составляли зимою и летом передовую стражу армии, не утомляясь ни нуждою, ни невыгодами такому положению, свойственными в местах наипаче необитаемых. Их бдению и врожденному в них военному искусству одолжены мы особливо, что неприятель нигде не мог во вред наш скрыть своего движения; но был часто чрез собственные их силы отбит и превозмогаем: а побуждаемы будучи доброю волею и рвением к службе, во всяком случае, где только было дело с неприятелем, в малых и больших стычках и в самых генеральных сражениях, пускались они в огонь первые, отличаясь храбростью чрезвычайною, повиновением власти, и жертвованием самой жизни, обретали премногие над неприятелем победы. Доводы их мужества, военного искусства, рачения и послушания в действиях, которые от меня собственно, или от генералов отрядами войск командовавших на них возложены были, больше и удивительнее от них содеяны, нежели оные описать или довольно восхвалить есть удобно. Я словом заключаю мое свидетельство, что сие храброе и полезное отечеству Донское войско, по отличным своим заслугам, в войне доказанным, достойно Высочайшего благоволения и милостей Монарших, еже даю за подписом и печатью моими…».

[14] Все сии вещи присланы в войско при предложении князем Потемкиным-Таврическим, 9 декабря 1776 года.

[15] Письмо главнокомандующего генерал-фельдмаршала князя Голенищева-Кутузова-Смоленского к атаману войска Донского графу Платову, от 17 января 1813 г. из Лидинберга.

Между прочим: «Почтение мое к войску Донскому и благодарность к подвигам его в течение кампании 1812 года, которые были главнейшею причиною к истреблению неприятеля, лишённого в скорости всей кавалерии и артиллерийских лошадей, следовательно и орудии, неусыпными трудами и храбрости Донского войска; сия благодарность пребудет в сердце моем, доидеже угодно будет Богу призвать меня к себе. Сие чувствование завещаю я и потомству моему».

Письмо генерал-фельдмаршала графа Барклая де Толли к нему же графу Платову, от 24 июня 1814 года.

Между прочим: …«Кроме полков, со славою противоборствовавших ужасным силам неприятельским при самом вторжении их в пределы наши, старые Донские воины, опочивавшие уже после долговременных подвигов в недрах семейств своих, юноши, не созревшие еще в силах к понесению трудов военных — все по первому воззванию Монарха летели на защиту благоденствия и славы русской. Они, явясь на полях Тарутинских, были сильным подкреплением армии после кровопролитнейших битв ее. Вскоре после того, когда враг нашего и общего спокойствия, испытав могущество и твердость воинства и всего народа русского, обратился к постыдному для него бегству, воины Донские, быстро тогда на истребление его стремившиеся, устилали следы его трофеями побед своих, исторгали из рук его богатства, в Москве похищенные, и соединяя славу воинов с благочестием христиан, приносили сокровища сии к престолу Всевышнего. Памятники приношения их, украшая храм Божий в столице отечества, останутся навсегда живейшим свидетельством достохвальнаго усердия их к вере православной. Наконец, когда победоносные войска Всемилостивейшего к нам и сострадательного к несчастию других народов Государя Нашего, изгнав с лица земли своей все силы вражьи, обращены были на освобождение от ига его чужих земель, полки Донские, сподвизаясь им повсюду, достойно разделяли с ними славу защитников Германии—избавителей самой Франции и восстановителей мира во всей Европе. Так, милостивый государь мой, в сие достопамятное время не было ни одного случая, где бы герои Донские не блеснули подвигами военными и патриотическими; не было битвы, где бы они не восторжествовали; не было трудов, которых бы они не преодолели; не было нужд, коих бы они не перенесли.

Теперь, когда они, возвращаясь на благословенную родину свою, несут с собою от берегов Секваны до берегов Дона славу, мир и благоденствие, я не могу скрыть истинной признательности моей к бессмертным подвигам их. Конечно и без моей признательности известна свету слава их; но почитая собственно для меня лестным передать в память потомства, что я имел честь быть свидетелем достославной службы их на пользу своего и чужих народов, я усерднейше прошу ваше сиятельство сие искреннее излияние чувствований моих принять как залог особенного к заслугам Донских воинов уважения всей армии, над коею я, по доверенности Государя Императора, удостоился начальствовать…».

В прибавл. к истории графа Платова соч. N. Смирнова см. таблицу на стран. 51, из коей видно, что в отечественную с французами войну, корпусом войск под предводительством генерала графа Платова, убито: 18366 человек; взято в плен: генералов 10, штаб и обер-офицеров 1047, нижних чинов 39511; отбито: знамён 15, пушек 364, зарядных ящиков 1066.
Иллюстрации к статье/публикации:

1. Обложка
2. Титульный лист
3. Карта Земли Войска Донского
4. Титульный лист альбома «Рисунки регалий Всемилостивейше пожалованных Войску Донскому»

5. Регалии Войска Донского, пожалованные Петром I. Рис.1: Насека (1704 г.); Рис.2: Пернач (1706 г.); Рис.3: Бунчук (1706 г.); Рис.4: Печать (1704 г.)
6. Большое войсковое знамя из голубой камки, пожалованное Петром I Войску Донскому в 1706 г.
7. Большое белое камчатное знамя, пожалованное Петром I Войску Донскому в 1722 г.
8. Знамя, пожалованное Анной Иоанновной Войску Донскому в 1733 г. с надписью «... за оказанную их службу, во время войны с Персами»

9. Второе знамя, пожалованное Анной Иоанновной Войску Донскому в 1733 г. с надписью «... за оказанную их службу для учинённого с Его Шаховым Величеством Персидским вечного мира»
10. Знамя, пожалованное Елизаветой Петровной Войску Донскому в 1744 г. с надписью «... за оказанную их во время войны со шведами службу и для учинённого с короною Шведскою вечного мира»
11. Знамя, пожалованное Екатериной II Войску Донскому в 1744 г. с надписью «... за оказанную им в минувшую Прусскую войну службу ...»
12. Знамя, пожалованное Екатериной II Войску Донскому в 1775 г. с надписью «... за храбрые и мужественные подвиги, во время минувшей войны с турками ...»

13. Регалии, пожалованные Екатериной II Войску Донскому в 1776 г.: бунчук (рис.12), булава (рис.13) и насека (рис.14)
14. Знамя, пожалованное Екатериной II Войску Донскому в 1795 г. с надписью «... за оказанную их службу, оконченных шведской и турецкой кампаний ...»
15. Второе знамя, пожалованное Екатериной II Войску Донскому в 1795 г. с надписью «... за оказанную их службу, оконченных шведской и турецкой кампаний ...»
16. Знамя, пожалованное Павлом I Войску Донскому в 1799 г. с надписью «... [за] заслуги в войне против Французов, в продолжение итальянской кампании 1799 года ...»

17. Знамя с гербом, пожалованным Александром I Черкасску в 1803 г.
18. Знамя, пожалованное Александром I Войску Донскому в 1811 г. с надписью «...за оказанные заслуги в продолжение кампании против Французов 1807 года»
19. Знамя, пожалованное Александром I Войску Донскому в 1817 г. с надписью «...в ознаменование подвигов, оказанных в последнюю французскую войну, в 1812, 1813 и 1814 годах»
20. Сабля Александра I (в бархатном футляре), пожалованная Войску Донскому в 1826 г. Николаем I

21. Знамя, пожалованное Николаем I Войску Донскому в 1832 г. с надписью «...за оказанные заслуги в продолжении кампаний: против персиян в 1826 1827 и 1828 и против турок в 1828 и 1829 годах»
22. Титульный лист альбома «Рисунки воинской и домашней одежды донских казаков»
23. Генерал Войска Донского
24. Штаб-офицер Войска Донского

25. Обер-офицер Войска Донского
26. Урядник Войска Донского
27. Казак Войска Донского
28. Штаб-офицер Лейб-гвардии Казачьего полка

29. Обер-офицер Лейб-гвардии Казачьего полка
30. Унтер-офицер Лейб-гвардии Казачьего полка
31. Трубач Лейб-гвардии Казачьего полка
32. Рядовой Лейб-гвардии Казачьего полка

33. Обер-офицер Лейб-гвардии Донской лёгкой Конно-Артиллерийской роты
34. Фейерверкер Лейб-гвардии Донской лёгкой Конно-Артиллерийской роты
35. Трубач Лейб-гвардии Донской лёгкой Конно-Артиллерийской роты
36. Канонир Лейб-гвардии Донской лёгкой Конно-Артиллерийской роты

37. Штаб-офицер Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка
38. Обер-офицер Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка
39. Унтер-офицер Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка
40. Трубач Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка

41. Рядовой Атаманского Е.И.В. Наследника Цесаревича полка
42. Штаб-офицер Донской конно-артиллерийской роты
43. Обер-офицер Донской конно-артиллерийской роты
44. Урядник Донской конно-артиллерийской роты

45. Трубач Донской конно-артиллерийской роты
46. Рядовой Донской конно-артиллерийской роты
47. Одежда женщин
48. Зимняя одежда женщин; зимняя одежда девиц

49. Рабочая одежда девиц Хопёрского и Усть-Медведицкого округов
50. Праздничная одежда девиц Хопёрского и Усть-Медведицкого округов
51. Рабочая одежда женщин Хопёрского и Усть-Медведицкого округов
52. Праздничная одежда женщин Хопёрского и Усть-Медведицкого округов

53. Праздничная одежда девиц Первого Донского, Второго Донского и Донецкого округов
54. Праздничная одежда женщин Первого Донского, Второго Донского и Донецкого округов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© 2007-2022 Сетевое издание «Геральдика.ру»
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-75142, выдано Роскомнадзором 22.02.2019 г.
Примечание: на страницах проекта публикуются только издания, являющиеся общественным достоянием

 

карта сайта